• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • green color
  • blue color
Member Area
You are here: Главная arrow пo дeлу Oбoлeнcкoгo arrow Уголовное дело Леонида Оболенского

Уголовное дело Леонида Оболенского

«Комсомолка» изучила секретные документы о нашем знаменитом земляке, актере и кинематографисте. И попыталась выяснить, кто он – злодей-изменник или невинный мученик режима.

 

В фильме «Чисто английское убийство» Леонид Оболенский сыграл британского лорда. Да так убедительно, как будто он всю жизнь прожил в аристократическом замке. И поразительным казалось, что актер — наш земляк из города машиностроителей Миасса.

 

В конце 80-х его фамилия стала мелькать в газетах и по ТВ. Для индустриального Урала зачинатель советского кинематографа, друг режиcсеpa Эйзенштейна, казался человеком из другого, более возвышенного мира. А после смерти в Челябинске открыли музей. В город потянулись кинозвезды на фестиваль имени Оболенского.

И тут разразился скандал.

«Он спасал свою шкуру!»

Депутат Законодательного собрания Анатолий Бароненко заявил, Оболенский в годы войны работал на фашистов! И в подтверждение помахал копией приговора военного трибунала 1945 года.

 

Из него следовало, что доцент ВГИКа Оболенский в 41-м попал в плен. А спустя два года оказался не в концлагере, а на службе в немецкой ветеринарной роте. Потом получил повышение — завхоз дома отдыха. Фашисты таких называли «хильфсвиллиге» — добровольный помощник, сокращенно «хиви».

 

Полетели письма во все инстанции, вплоть до президента: «Просим закрыть музей, снять мемориальную доску, восстановить справедливость...»

 

Местному историку Игорю Непеину удалось получить уголовное дело из архивов Молдавского КГБ. Он получил бумаги и чуть ли не завопил — каким мерзавцем был Оболенский!

 

Однако многих изыскания Непеина не убедили. Непонятно, как, собственно, доказывается вина кинорежиссера? Ведь многие советские военнопленные после фашистских концлагерей попадали в сталинские. Может, и здесь тот же случай?

— Какие еще нужны доказательства?! — удивился нашим сомнениям Игорь Георгиевич. — Оболенский сам признался, что «недозволенных методов» на следствии не было. Значит, он просто-напросто спасал свою шкуру!

«Его заставили оклеветать себя!»

В защиту Оболенского горой стоят местные деятели культуры. Многие из них лично знали кинорежиссера и горячо убеждают – не мог этот светлый человек совершить подлый поступок. Это следователи его заставили сделать самооговор. Челябинский фонд культуры надеется на реабилитацию.

 

— В Москве в обществе «Мемориал» мне сказали, что дело — выигрышное. Ведь его якобы «сотрудничество» было вынужденное, в условиях несвободы. Оружие не имел, «фашистскую» присягу не принимал, — убеждает общественный директор музея-квартиры Оболенского Тамара Мордасова.

«Я осознал глубину моего падения...»

Нам тоже удалось посмотреть рукописные страницы допросов 45-го года. Почти 100 страниц уголовного дела — как роман. Только не в письмах, а в допросах.

 

Оболенского арестовали через месяц после 9 мая, когда с запада шли эшелоны с солдатами-победителями. Беседы со следователем начинались в 9 вечера, заканчивались в 3 ночи. Оболенский все рассказывал. Подробно и искренне. Что в доме отдыха русские «хиви» жадно расхватывали агитационную литературу: просто за годы войны соскучились по печатному слову — читать было нечего. Говорил, как в село Анновка немецкий генерал приезжал с инспекцией и во дворе частного торговца ему накрывали стол...

 

— Если я только теперь осознал глубину моего падения и назвал мои поступки своими именами, то тогда, еще не отдавая отчета в преступлении, инстинктивно чувствовал, что жизнь моя грязна. Что расплату придется понести рано или поздно — я понимая прекрасно... — говорил следователю Оболенский.

«Медное население не обижали»

Следствие продолжалось все лето. Осенью — приговор. А еще в «деле Оболенского» допрос 1989 года (компетентные органы выясняли, достоин ли он реабилитации). Тогда он сказал, что в Анновке не было никакого дома отдыха для «хиви».

С трудом мы разыскали эту деревеньку на Украине. Звоним учителю истории Татьяне Дмитриевне.

 

— Да, мы с учениками собирали материалы по периоду войны.

 

— Фашисты-то у вас на постое были?

 

— Да, но немцев очень мало было, в основном русские. Они себя называли «добровольцами». Заведовали повозками и лошадьми. Местное население они не обижали! В костеле у них еще дом отдыха был. Туда приезжали такие же «добровольцы» из других мест на две-три недели. Потом их сменяли новые отдыхающие. В костеле кино показывали, концерты давали.

 

— Местные жители не помнят, среди «добровольцев» был актер Оболенский?

 

— Нет, конкретных имен они не знают. Но многие русские стояли на постое у местных жителей.

 

— Оболенский в уголовном деле сообщал, что в Анновке жил у старообрядца Якова Золотарева. А Лука Коновалов проходил по делу свидетелем...

 

— Коновалов? Да он у нас священником был. Но он давно умер. Да и Золотарева давно уже нет. Только сын остался. Он в Кишиневе живет.

 

— «Добровольцы» с немцами ушли?

 

— Не все. Некоторых фашисты насильно уводили с собой, когда отступали. А многие попрятались и остались.

Оболенский бежал от немцев в русский «плен»

Оболенский родился до революции. Потому вряд ли слепо и преданно верил Сталину, в отличие от поколения 20-х, которые без раздумий отдавали жизнь за тирана. В начале 30-х Оболенского командировали в Германию — учиться озвучивать кино. В 41-м году среди немецких солдат он мог встретить «знакомого парня» из Берлина. Это смазывало образ врага.

 

Смешны обвинения, что он «специально» сдался в плен. Народным ополченцем он попал в Брянско-Вяземский котел. Немцы окружили советские войска. В плену оказались 663 тысячи человек. И это не предательство, это трагедия!

 

 

Оболенский несколько раз пытался бежать. У него была возможность в 44-м году уйти с фашистами. С его профессией и опытом найти теплое местечко за рубежом — не проблема. Он специально отстал от немецкого обоза и пошел назад к линии фронта, где его ждала неминуемая расплата.

 

«...Началось мое наказание. Встречал красноармейцев, офицеров и не имел права посмотреть им в глаза. Меня не пускали ночевать. Я спал в поле, с риском быть застреленным», — писал он позднее следователю.

Наказание Оболенский нес не семь отмеренных лет в лагере, а всю оставшуюся жизнь. Неужели он не искупил вину?

 

Елена Маркова
«Комсомольская правда - Челябинск», 27.01.2005

 

 

Добавить комментарий



Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »

Покупая лицензионное ПО, мы избегаем нарушения законов. chelsoft.ru Использование нелицензионного программного обеспечения нарушает права производителя и наказывается административной и уголовной ответственностью практически во всех странах мира. Купить программы 1с для компьютера в Челябинске