• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • green color
  • blue color
Member Area
You are here: Главная arrow пo дeлу Oбoлeнcкoгo
пo дeлу Oбoлeнcкoгo

Кто вы, Леонид Оболенский?

До недавнего времени имя Леонида Оболенского у нас ассоциировалось с человеком, стоявшим у основания российского кинематографа, с замечательным актером и режиссером, сподвижником Эйзенштейна, чьи последние годы проходили на южноуральской земле. Казалось бы, и кинофестиваль его имени, и открывающиеся музеи, и мемориальные доски — это справедливость, отданная этому человеку. Вековая благодарная память. Но, как оказалось, это имя таит в себе и другую сторону, которая оказала влияние на судьбы наших, русских людей, но уже в черном аспекте. Всплыли факты, где указывается, что Л. Оболенский во время войны служил во власовской армии. И тут возникает справедливый вопрос — почему возносят эту личность, почему скупаются квартиры под его музей, тратятся бешеные деньги на его возношение в то время, как истинные защитники нашего отечества, ветераны и инвалиды войны терпят ужасную и несправедливую нужду? Нашу редакцию заинтересовала эта тема, поднимающая не только вопрос, касающийся непосредственно самого Оболенского, но и тему патриотизма в целом, и редакция нашей газеты попросила депутата Законодательного собрания области Анатолия Бароненко рассказать, что заставило его заняться этим вопросом.

 

А. Бароненко:

— Проблемой, связанной с патриотизмом, я занимаюсь давно. Еще в девяносто втором году, когда я был депутатом РФ, в Верховном Совете обсуждался вопрос о реабилитации жертв политических репрессий. Правильно, реабилитировать надо было, потому что очень много было людей, которые пострадали невинно, но были и те, кто пострадал за дело. Комитет по правам человека во главе с Ковалевым готовил этот законопроект. Я считаю, что в какой-то мере моей заслугой является то, что мне удалость торпедировать принятие законопроекта в первом чтении и отправить его на доработку. Я им задал тогда вопрос: согласно законопроекту, все те, кто является жертвой политических репрессий, получают права участника войны и все они реабилитируются. А как быть с власовцами, с полицаями, то есть с теми, кто воевал против собственного народа? Они что - тоже реабилитируются? - Да, потому что критерием - жертва ты политических репрессий или нет - является то, как ты был осужден. По суду или во внесудебном порядке, по приговору особых троек НКВД. Но дело в том, что это была массовая практика того времени и нельзя же предоставлять права участника войны и объявлять жертвой политических репрессий тех, кто служил у Власова в годы войны. И вот тогда этот законопроект был отправлен на доработку, если можно так сказать, с моей подачи. А когда он уже был переработан и заново представлен, то те, кто был репрессирован за измену Родине, реабилитации не подлежали.

 

Мне приходилось заниматься вопросом патриотического воспитания давно, я вообще считаю, что главная задача и школы, и любых воспитательных организаций прежде всего - воспитание патриота. В 1991 году, во времена правления М.С. Горбачева, я был свидетелем замечательного урока патриотизма, который преподнес немецкий генерал нашему депутату. Дело происходило таким образом. Во время встречи в Верховном Совете комитета обороны и безопасности с делегацией Северо-Атлантического блока один из молодых московских депутатов говорил, что мы отсталая страна, что мы сами ничего не можем, и нашему государству нужно учиться у западных держав. При прощании немецкий генерал, который возглавлял делегацию НАТО, единственному ему не пожал руки, объяснив это так: «Этот человек дурно отзывался о своей стране. Мы этою не понимаем. Какая бы ни была страна, вы обязаны быть патриотами».

 

Что касается непосредственно Оболенского, то сначала я хочу сказать, что сомневаюсь в том, что он относится к княжеской фамилии, так как по своему духу он вряд ли может к ней принадлежать, потому ч го у титулованного российского дворянства было развито чувство чести.

 

Как возникла эта тема? На встречах с избирателями ветераны войны поставили передо мной такой вопрос - почему скупаются квартиры и создаются музеи, когда 18 инвалидов войны (не ветеранов, а именно инвалидов) в Копейске живут в бараках. Почему скупаются квартиры в Миассе, Челябинске, создаются музеи, открываются мемориальные доски, возникает целая трагедия, что эту мемориальную доску украли. Почему? Ведь этот человек служил против своего народа, воевал во власовской армии. Они попросили меня поставить этот вопрос перед Законодательным собранием или соответствующими областными инстанциями. Я сказал, что обязательно это сделаю, если буду убежден, что это правда.

Накануне сессии Законодательного собрания, примерно в марте, я позвонил начальнику областного управления ФСБ Брагину, он попросил меня связаться с ним через два дня, так как должен посмотреть это дело сам. Я снова позвонил ему, как мы договорились -да, личное дело сейчас у меня есть, Леонид Оболенский действительно служил во власовской армии, имел отношение к 306-й пехотной дивизии.

 

Я поставил этот вопрос па Законодательном собрании. Тогда поднялся страшный гвалт среди журналистов. Было принято решение, поручающее Комитету по социальной политике во главе с Б.А. Мизрахи разобраться в этом деле. Далее - собирается заседание этого комитета, туда приглашены руководители музея, руководитель Фонда культуры Челябинска К.А. Шишов, С.И. Миронова и др. Мизрахи достает бумагу, которую выдали из ФСБ, где говорится, что соответствующих документов по этому делу нет. Они взяли справку, что он действительно был осужден военным трибуналом Кишиневского гарнизона в 46-м году и не реабилитирован.

 

Какие обвинения были в мой адрес со стороны Мироновой и Шишова? Что я клевещу на честного человека. Аргументация была такая. Во-первых, что на Оболенском «не было крови», он ведь автомат в руках не держал, он был только пропагандистом власовской армии, занимался только тем, что редактировал листовки и по радио обращался к нашим войскам с просьбой сдаваться цивилизованному противнику. Вот такой ход рассуждений. Во-вторых, нас не интересует, на чьей стороне он воевал, главное, что он великий артист. И третий, и убийственный, довод опирался на то, что я историк, и как я не понимаю, что в сталинское время все люди были репрессированы незаконно и что не все власовцы были изменниками Родины, некоторые выступали против сталинизма.

 

Корр.:

- Как вел себя Мизрахи?

 

А. Бароненко:

- Мизрахи вел себя дипломатично. Я лично не верю, что этих документов нет. В ФСБ эти документы должны быть. Я разговаривал с некоторыми товарищами, которые служили в нашем КГБ и сейчас находятся на пенсии. Их мнение такое, что это нелепость, документы должны быть.

 

Было принято решение направить официальный запрос в Кишинев.

 

Я получил протокол судебного заседания от Областного Совета ветеранов и показания Оболенского, он принял имя Судейкина (взяв фамилию жены), когда же стало ясно, что власовцы разгромлены, он сбежал и от них и укрывался в каком-то монастыре, где-то на территории Румынии. Затем, после взятия этих территорий нашими войсками, был судим в Кишиневе и приговорен к десяти годам. Я думаю, что его не расстреляли только потому, что, как там написано, он оказал содействие следствию. То есть он выдавал всех подряд и этим самым оградил себя от расстрела.

Так вот, был направлен такой запрос, и по имеющимся у меня неофициальным сведениям ответ из Кишинева был получен, где подтвердилось все то, о чем шла речь.

 

Я всем говорю, что доведу это дело до конца, и настаиваю, чтобы к заседанию, которое пройдет в сентябре, был представлен официальный документ.

 

Я обращался к правлению фонда «Будущее Отечества» им. В. Поляничко с просьбой оказать мне содействие, я обращался к Совету ветеранов, несмотря на то, что областной Совет ветеранов давно этот вопрос уже сам ставит и у них есть копии документов, хотя и не заверенные печатью Кишинева. Но тем не менее, мне кажется, что Совет ветеранов области в этом вопросе ведет себя очень робко. Нужно просто требовать, чтобы это безобразие было прекращено. В конце концов, если проводить кинофестивали всероссийские; то можно было их связать с именем Герасимова, тоже уралец. Зачем нужно было делать такую знаковую фигуру из предателя?

 

Корр.:

- А почему возник такой культ Оболенского именно в нашей области? Почему «демократическая интеллигенция» так носится с этим образом?

 

А. Бароненко:

Почему остановились именно на Оболенском? Дело в том, что многие из демократической интеллигенции, по всей вероятности, не знали и до сих пор не верят, что этот человек мог вести такую двуличную жизнь. Как деятель искусства, вероятно, он что-то из себя значил. Хотя я и не думаю, что это чуть ли не соратник Эйзенштейна, ну где-то, может быть, в подручных он у него ходил. Во всяком случае это один из создателей кинематографа. Кроме того, он имел такую благообразную внешность и внешне представлял собой очень интеллигентного человека. Немаловажное значение имеет и такой факт, что пошла мода антисоциалистической направленности и всех объявляли борцами за свободу и демократию, всех тех, кто был репрессирован. Люди очень часто не вникают в то, за что человек был репрессирован. Ведь была и масса людей, которые были репрессированы за дело. Демократы сделали из понятия «патриотизм» ругательное слово, у нас сейчас у власти, включая самые большие верхи, находится компрадорская буржуазия, для которой понятие «Родина» абсолютно чуждо. Для них Родина там, где есть деньги, где есть хорошие условия для их применения. Поэтому они остановились на этой фигуре. Тем более по фильмам он производил неплохое впечатление, а остальная масса была одурманена, они, собственно, и не знают его подлинной истории.

 

Корр.:

— Как вы думаете, предстоящее в сентябре заседание в какое русло выльется?

 

А. Бароненко:

- Теперь замять этот вопрос трудно. Если попытаются оставить дело так, как оно есть, то я буду обращаться с официальными бумагами на имя председателя Законодательного собрания. Я думаю, что дело может закончиться, скорее всего, следующим образом - не особо афишируя тот ляпсус, который был допущен, тихо свернут деятельность музея и снимут мемориальные доски и так далее. Но есть в Челябинске довольно могущественные силы, которые будут этому сопротивляться.

 

 

Корр.:

- Кто?

 

А. Бароненко:

- Трудно сказать. Есть какие-то силы, которые себя не афишируют, но в этом деле заинтересованы. У нас ведь правят олигархи, которые находятся в тени. Поэтому мне трудно сказать точно. Хотя на заседании я встретил отчаянное сопротивление со стороны Светланы Мироновой и Кирилла Шишова. Кроме того, мне кажется, что среди журналистов много людей, которые будут крайне отрицательно относиться ко всему этому. Ну и, конечно, это те, кто допустил сам ляпсус. Нужно разобраться с теми, кто представил его к званию народного артиста. Есть мнение, что если его представили к этому званию, то, наверное, его проверяли и что «все оказалось чисто».

Корр.:

- Так все-таки он реабилитирован?

 

 

А. Бароиенко:

- НЕТ. ОН НЕ РЕАБИЛИТИРОВАН

 

.

Корр.:

- Тогда вырисовывается какой-то казус. К званию народного артиста представили не реабилитированного человека.

 

 

А. Бароиенко:

- Насколько мне известно, он обращался с просьбой о реабилитации, и ему было отказано. Когда на заседании нашей комиссии этот спор возник и меня стали обвинять в том, что я клевещу на человека, я им сказал, что презумпция невиновности на него не распространяется. Почему? Потому что есть приговор, причем приговор не особой тройки НКВД, а приговор военного трибунала. Поэтому, если вы считаете, что он не виновен, пожалуйста, добивайтесь его реабилитации. И когда он будет реабилитирован, я скажу – ну что ж, открылись новые обстоятельства, человек невиновен был, я признаю свое неправоту. Мне не нужно доказывать, что он виновен - на это есть приговор; задача тех, кто доказывает его невинность (г-жи Мироновой и г-на Шишова), доказать, что он невиновен.

 

Корр.:

- А есть кто вас поддерживает из депутатского корпуса, из городских властей?

 

А. Бароненко:

- Я всегда рассчитываю на худшие обстоятельства. Когда заседание закончилось и журналисты стали всех спрашивать, то нынешний главный инспектор области Валерий Третьяков журналистам сказал, что тут надо быть очень осторожным, что война - это настолько сложное дело, и она так ломала судьбы людей, что здесь все не так просто. Но, с другой стороны, это же был не попавший в плен девятнадцатилетний мальчик. Ему уже было сорок лет. Он же понимал, что делал, когда обращался по радио с просьбой сдаваться. Первый заместитель губернатора области Андрей Косилов сказал журналистам, что Оболенский там был подсадной уткой. У меня тогда еще документов не было и я не знал, что он имел в виду. Оказывается, Оболенский вступил добровольно в контакт с германской разведкой. Немцы организовали фильтровочный пункт в виде «дома отдыха», где отдыхали те, кто решил записаться во власовскую армию, где их и вербовали для разведшколы. Оболенский был там завхозом и по заданию немецкой разведки вступал в контакт с нашими бывшими пленными, которые согласились сотрудничать с немцами, выявляя недостаточно преданных, и потом сдавал их.

 

У меня есть протокол судебного заседания, который, правда, без печати, но, как мне сказали, все это подтвердилось. Этот документ я получил от областного Совета ветеранов.

 

Хочу отметить, что эта тема заинтересовала меня лично. После поднятия этого вопроса газета «Труд» от 14-20 марта 2002 года № 43 напечатала статью «Не сотвори себе кумира», в которой затрагивается этот вопрос. Хочется надеяться, что и наши читатели останутся неравнодушными и пришлют свои отзывы и свои мнения по этому вопросу. Ведь Россия выживет и гордо поднимет голову лишь в том случае, если в душе каждого человека будет гореть пламя патриотизма.

 

От редакции:
Мы предполагаем опубликовать протокол судебного заседания военного трибунала Кишиневского гарнизона 1945 года. Однако, поскольку имеющиеся у нас документы, которые представил Анатолий Бароненко не засвидетельствованы печатью и без выходных данных, мы не можем гарантировать их полную достоверность. Хотя, как сказал нам Анатолий Бароненко, у него есть сведения о том, что из Кишинева пришел официальный ответ на запрос по делу Оболенского, подтверждающий те факты, которые были изложены в интервью газете и полностью совпадают с протоколом судебного заседания 1946 года в Кишиневе. Наверное, этот ответ и будет представлен на заседании комитета по социальной политике в сентябре этого года.

 

 

Корреспондент газеты

 

 

Не пугайтесь тени Оболенского

Народный артист предателем не был, предполагают правозащитники Челябинска

 

23 марта в "Труде" была опубликована статья нашего собственного корреспондента в Челябинске "Король экрана был предателем?", посвященная сложной, противоречивой судьбе народного артиста РСФСР Леонида Оболенского, который, как явствует из недавно обнародованной копии протокола военного трибунала Кишиневского гарнизона от 2 ноября 1945 года, был обвинен в измене Родине за службу у власовцев. Статья, как мы и предполагали, вызвала острую реакцию, полемику. Сегодня мы предоставляем слово, так сказать, "в защиту" Оболенского.

 

Спасибо коллеге по перу Владиславу Писанову за вопросительный знак в заголовке к материалу о скандале, разразившемся вокруг имени народного артиста России Леонида Оболенского. Журналист искренне стремится разобраться: совершил ли предательство в годы войны человек, чье имя легко найти во всех мировых энциклопедиях кино. Да, есть копия приговора военного трибунала 1945 года Молдавской республики. Но сам оригинал приговора ни те, кто инспирировал скандал, ни те, кто потом высказывался по нему, не видели. Практика же работы с приговорами тех лет была, как известно, такова, что они нередко строились на слишком вольном толковании темы "предательства". Обычно разработка подобных фальсификаций приходила из НКВД вместе с установкой: сколько и каких приговоров должно быть вынесено. К примеру, по известному "делу Кабакова" по Челябинской и Свердловской областям (о котором говорил на ХХ съезде Никита Хрущев) должно было пройти более двух тысяч человек. Они и прошли с расстрельными статьями, а авторы фальсификаций получили ордена Ленина и повышения по службе. В одно дело были объединены люди, которые в жизни не то что не были связаны одним преступным "делом", а просто никогда друг друга не знали. Об этих подтасовках, впрочем, было немало написано...

 

А что же с обвинениями в адрес Оболенского? Есть официальный ответ на запрос челябинского общества "Мемориал" и областного фонда культуры о том, что в местном УФСБ никаких официальных материалов против гражданина Оболенского нет. Не обнаружено их и в Генеральной прокуратуре РФ. По законам о реабилитации (а они были приняты во многих государствах ближнего зарубежья) территориальная подсудность дела определяется местом вынесения судебного решения. Как известно, арестован Леонид Оболенский был на территории нынешней Молдовы. Приговор выносился военным трибуналом Кишиневского гарнизона. Так что вопрос о его политической реабилитации находится в компетенции Генеральной прокуратуры не РФ, а Молдовы или Украины. Причем именно прокуратуры, а не военного трибунала, так как Оболенский попал в плен не в статусе военного, принимавшего присягу, а ополченцем, имевшим в момент пленения при себе не оружие, а кинокамеру. И потом, пока закон о реабилитации работает, нельзя называть "врагом народа" или "предателем" того, чье дело еще не пересмотрено.

 

Кстати, реабилитация влечет за собой восстановление репрессированного в его гражданских правах и обеспечение ему компенсации материального и морального ущерба. Смею напомнить, что этот закон вышел за месяц до смерти Оболенского. А его гражданские права были восстановлены еще в середине 50-х годов, когда Леонида Леонидовича досрочно освободили от прежнего наказания. А уж присвоение актеру и режиссеру высокого звания "Народный артист РСФСР" и вовсе, кажется, снимает вопрос о его "виновности" перед государством.

 

Скорее всего, власовцев судили по Указу ВС СССР 1943 г. "О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и их пособников". Судили их военно-полевые суды, а точнее, "тройки" и военные трибуналы. Можно представить, какими полномочиями были наделены эти суды, если, кроме расстрела, в качестве высшей меры по указу практиковалось повешение. Так что срок "10 лет лишения свободы", данный Л. Оболенскому, по военным меркам мог соответствовать "детскому" сроку мирного времени - пяти годам....

 

Леонид Оболенский попал в плен, как мы знаем, ополченцем. Да и кто с ним толком разбирался, если за 1943 - 1947 годы через СМЕРШ и НКВД прошла масса репатриированных в Россию, в том числе и власовцев. Значительная часть из них была без суда и следствия расстреляна или повешена, многие попали в лагеря. Остальные были сосланы на Крайний Север и на принудительные работы в угольные шахты, а также на строительство в районы немецкой оккупации.

 

...А вообще кто-нибудь серьезно задумывался, как жили "под немцем" наши люди, даже не пленные? Разве не понятно, что большинство из них было так или иначе вынуждено работать на немцев? Конечно, сегодня легко всех людей делить на героев и врагов. Уже в 80-е годы в странах - союзницах по борьбе с фашизмом было доказано, что благодаря Ялтинскому соглашению правительства Англии и США, выдав Сталину репатриантов, обрекли на смерть и страдания много невинных людей. Об этом можно прочитать и в наших изданиях. Например, у А. Солженицына в "Архипелаге ГУЛАГ" (глава "Та весна").

 

Есть и другие документы. К примеру, 17 сентября 1955 года правительством СССР была объявлена амнистия репатриантам. Не всем, конечно, но многим. Леонида Оболенского та амнистия не коснулась, так как он был освобожден раньше на три года. Так что пусть все эти факты оценят те, кому следует это сделать по закону.

 

Мы же посчитали своим долгом обратиться за материальной помощью к областной администрации, чтобы выехать в Молдову для решения "вопроса Оболенского". Чиновники одного из ведомств, которому было поручено это дело, заволокитили его, требуя то одну бумагу, то другую, а потом и вовсе отказали в помощи. Правда, у нас осталась надежда на это после того, как вице-губернатор А. Косилов с телеэкрана заверил, что готов "хоть завтра" выделить средства на поездку. Уверена, что истина в конечном счете восторжествует, хотя надо помнить, что тут сталкиваются различные подходы, точки зрения. И не тени народного артиста надо бояться, а сегодняшних любителей рубить с плеча, доморощенных судей, готовых подвергать моральным репрессиям любого - без суда и следствия.

 

Миронова С., журналист,
председатель историко-просветительского,
правозащитного общества "Мемориал"
"Труд" 23.04.2002

 

 

Король экрана был предателем?

Знаменитый актер и сподвижник Эйзенштейна Леонид Оболенский служил у власовцев. Однако в это верят не все...

 

Для Леонида Оболенского, актера и режиссера, южноуральская земля стала последним пристанищем. Оттого здесь числят его своим земляком. Тем более что для многих людей культуры и искусства он, работая в Челябинске и Миассе, стал поистине Учителем с большой буквы. Потому 100-летие со дня рождения Леонида Леонидовича решено было отметить широко, по-уральски щедро.

В Челябинске открыты его Музей-квартира и мемориальная доска, во второй раз прошли фестивальные дни "Новое кино России" имени Л. Оболенского, уже было решили назвать его именем одну из улиц областного центра. И вот тут-то "в благородном семействе" разгорелся нешуточный скандал.

 

Один из депутатов Законодательного собрания Челябинской области заявил, что многие его избиратели против увековечивания памяти... фашиста, власовца.

 

На многих это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Хотя, как теперь выясняется, для местной культурной элиты данное обстоятельство не являлось тайной. Но "взрывоопасные" документы почему-то до поры скрывались.

 

Передо мной копия протокола военного трибунала Кишиневского гарнизона от 2 ноября 1945 г. по делу № 658 в отношении бойца 38-го стрелкового полка народного ополчения г. Москвы Оболенского-Судейкина Л.Л., 1902 г.р., обвиняемого по ст. 54-1 "Б" УК УССР (измена Родине).

Со слов самого подсудимого вырисовывается тяжелый и противоречивый эпизод войны, воплотившийся в судьбе одного человека.

 

В июле 1941 г. доцент Московского института кинематографии вступил в ополчение, строили укрепсооружения вокруг столицы. Потом вступили в бои. Задачей Оболенского было вести кинохронику военных действий. В октябре 1941-го в районе села Ярцево Смоленской области полк попал в окружение, был атакован и разбит.

 

Оболенский вспоминает, что, заранее закопав винтовку, он спрятался в какую-то щель. Именно там его и обнаружил немецкий солдат. Советский боец поднял руки вверх и вылез, сдав единственное оружие, которое имел при себе, - штык от винтовки.

 

Начались скитания по лагерям, изнурительная работа за кусок хлеба. Вместе с другими Оболенского гнали аж до Мюнхена, где кинематографист трудился на заводе Файмета (о характере производимой продукции в своих показаниях он не упоминает). Потом снова был отправлен в концлагерь.

 

За колючей проволокой гитлеровских застенков оказались военнопленные разных стран. Оболенский, зная французский язык, близко сошелся с французами, которые были на более привилегированном положении, чем русские. Потомкам Наполеона поручалось даже назначение на работы. Они-то и поспособствовали устройству русского Леона в автоколонну, где он выполнял погрузочно-разгрузочные работы. Был относительно свободным, мог как-то подхарчиться. Но вскоре, словно по иронии судьбы, эта автоколонна двинулась на Восточный фронт, к Воронежу. К тому времени Леонид Оболенский завоевал доверие оккупантов, числился исполнительным и дисциплинированным, лояльным солдатом. Обратите внимание: не военнопленным, а уже солдатом ветеринарной роты 306-й механической дивизии. С февраля и до конца мая 1943 года ухаживал за немецкими лошадьми, подвозил еду, воду и боеприпасы. Но уже в июне он - секретарь представителя Русской освободительной армии (РОА) при штабе Яруцкого. Сначала в его обязанности входит помощь в переводах с немецкого на русский и наоборот. Потом Оболенский уже составляет листовки, призывающие солдат Красной Армии сдаваться "цивилизованному" противнику. Эти призывы он сам и читает хорошо поставленным актерским голосом перед вновь прибывающими военнопленными. Затем с микрофоном ведет пропагандистские передачи уже перед окопами советских войск.

 

Помните кадры советских художественных фильмов: некто в длинной немецкой шинели, в лихой форменной фуражке призывает: "Солдаты! Расстреливайте коммунистов и офицеров, переходите на нашу сторону! Тем, кто добровольно сдастся в плен, немецкое командование гарантирует...". Эту роль Леонид Оболенский играл не в кино. В жизни. Правда, тогда он скрывался под фамилией своей жены - Судейкин.

 

Затем, как показывает сам подсудимый, его перевели завхозом в "дом отдыха" дивизии, куда направлялись добровольные военнопленные. Главной задачей было не столько материально-техническое обеспечение, сколько "собеседование", выяснение настроений, предрасположенности к службе в армии генерала Власова. По рекомендации Оболенского кого-то казнили, кого-то миловали. Но в августе 1944 года Советская Армия погнала гитлеровцев по всему фронту. Судейкин-Оболенский узнал о реальном положении дел на фронте, тайком подслушав радиопередачу Совинформбюро. Тогда он решился на побег. Отстав от обоза, скрылся. Скитался от селения к селению, сменил немецкую форму на штатское. К сентябрю добрался до Куцканского монастыря, где постригся в монахи под именем инока Лаврентия.

 

Из протокола суда не ясно, как попал Оболенский в поле зрения "компетентных органов", как был арестован. Тем не менее военный трибунал Кишиневского гарнизона приговорил Л.Л. Оболенского-Судейкина к 10 годам лишения свободы и 5 годам поражения в правах. Пройдя лагеря ГУЛАГа, бывший доцент и бывший солдат двух враждующих армий обосновался на Урале. Поражение в правах как раз и предусматривало ограничение мест проживания. И Урал принял "блудного сына". В 50-е годы Оболенский работал режиссером на Свердловской студии научно-популярных фильмов, позже в качестве актера снимался в известных фильмах "Вид на жительство", "Молчание доктора Ивенса", "Ореховый хлеб", "Факт", "Красное и черное", "Чисто английское убийство"...

 

Такая вот уникальная судьба, вызывающая сегодня ожесточенные споры.

Понятны чувства людей, хлебнувших военного лиха, потерявших на фронтах Великой Отечественной родных людей. Для них порой нет полутонов: служивший врагу - всегда предатель, иуда. Но вспоминается и другое: "не судите, да не судимы будете". Оценивать человека надо по всей совокупности конкретных дел его, разделяя плохое и хорошее. Не отнять у Леонида Оболенского его вклада в становление и развитие искусства и культуры. А трусость, пережитый позор - это конечно, иная "тема".

 

Впрочем, в "деле Оболенского" много неясного. Высказывается даже предположение, что плен Леонида Леонидовича был инспирирован тогдашними спецслужбами. И, мол, даже в трибунале он не имел права раскрывать истинного положения вещей. Иначе трудно понять, чем руководствовался этот человек, когда в 60-е годы писал заявление о реабилитации...

- Полное уголовное дело Оболенского должно находиться у наших коллег в Молдавии, - говорит пресс-секретарь УФСБ по Челябинской области Станислав Негинский. - По просьбе депутатов областного Законодательного собрания мы сделали запрос в Кишинев. Несмотря на все межгосударственные сложности, надеемся, что ответ получим, и тогда можно будет с уверенностью подтвердить или опровергнуть факт предательства. А заодно, вероятно, и решить судьбу улицы с его именем...

 

 

Писанов Владислав, соб. корр. "Труда".
23.03.2002

 

 

Он кто, "последний князь"?

А что, он - предатель?


Кто он все-таки? Известно, что он - Леонидыч. Последний князь. Красноармеец. Чечеточник. "Я был хорош собой, высокого роста, со стройной фигурой". Звукооформитель. Автор фильмов "Кирпичики", "Эх, яблочко", "Аблобидум", "Торговцы славой" (20-е годы). По словам Никиты Михалкова, пионер советского кинематографа, режиссер, актер, звукооператор, фотограф, педагог, теоретик искусства. Ополченец. Пленный. Беженец. Послушник монастыря. Зек. Строитель дороги Салехард - Игарка. Режиссер телевидения. Кумир молодежи. Милый ребячливый старик. Шут. Скоморох. Площадный гаер. Великий путаник и скиталец. Диссидент. Народный артист России. Аристократ. "Уходящая натура". И - предатель?

 

Кто он все-таки, Леонид Леонидович Оболенский? Речь не о том, сколько он сделал в искусстве. Может быть, важнее то, что он всю жизнь был Учителем. Даже и Эйзенштейна он будто бы учил тайне монтажа. И потом не одно десятилетие он своим обаянием покорял людей, с кем ни сводила его судьба. Восторгов по поводу Оболенского, не очень объяснимых, не избежал, кажется, никто из его знакомых.

 

Имя Оболенского дало повод проводить в Челябинске кинофестивали "Новое кино России". Последний из них был посвящен его 100-летию. Южноуральцы и гости славили Оболенского искренне и щедро.

 

И вдруг, по прошествии нескольких недель, о нем вспомнили депутаты Законодательного собрания. Один из них, Анатолий Бароненко, заинтересовался, на чей счет отнесены затраты на кинофестиваль. Он хотел сказать, что Леонид Оболенский, возможно, не достоин того, чтобы на него тратить бюджетные деньги в то время, как не устроены многие ветераны войны. Бароненко напомнил, что Оболенский был в плену и там, согласно информации ФСБ, сотрудничал с немцами и власовцами.

Значит, он - предатель?

 

Давно пора внести ясность в этот мутный вопрос. И прежде КГБ не раз предупреждал, что он располагает документами, порочащими имя Оболенского. Но где они? Почему КГБ прежде и ФСБ теперь ничего не доказывают документально? Или эти документы так секретны, что до сих пор закрыты? Почему Оболенский до сих пор официально не реабилитирован? Или его вина так велика, что и лагерем ее не откупить?

 

"Уходящая натура" не уходит. Наоборот, личность Оболенского обретает новое звучание. А из ФСБ доносятся невнятные, невразумительные и, кажется, неуверенные намеки на то, что этот человек не достоин славы, которая на него обрушилась.

Спору нет, Оболенский, скажем так, не герой войны. Он попал под Сталинград, но по другую линию фронта. А когда оказался без охраны, то пошел не на восток, а в обратную сторону. И несколько лет отсиживался в монастыре. Оболенский и сам признавался, как рассказывает об этом Кирилл Шишов, что он - "не мученик идеи", что лучшее, на что рассчитывал в годы войны, - "остаться вообще в стороне".

 

Как бы то ни было, мы хотим знать правду. Если она есть.

 

 

Михаил Фонотов
"Челябинский рабочий" 13.03.2002

 

 

В Законодательном нашли предателя

Один из депутатов заподозрил в измене Родине Леонида Оболенского спустя 57 лет после окончания войны:

 

— Нас могут не понять ветераны войны — в городе есть музей-квартира человека, скомпрометировавшего себя предательством, проводится кинофестиваль, посвященный его памяти, — примерно так высказался депутат Законодательного собрания области Анатолий Бароненко на последнем заседаении парламента. Присутствующие оторопели — вопроса в повестке дня изначально не было, и, наверное, сама личность и память нашего знаменитого земляка Леонида Оболенского требовали, как бы сказать помягче, более деликатного обхождения. Однако педагог-директор со стажем Анатолий Бароненко, имеющий историческое образование и коммунистические убждения, предпочел резать свою правду-матку до конца…

 

Итак, рутинная работа областного парламента в минувший четверг была неожиданно прервана экспромтом копейского народного депутата Анатолия Бароненко. Под занавес Анатолий Сергеевич вдруг взял слово и высказался в том смысле, что наличие в Челябинске музея-квартиры Леонида Оболенского и проведение российского кинофестиваля, посвященного памяти мэтра, орскорбительны для ветеранов Великой Отечественной войны. Вроде бы органы НКВД в свое время имели претензии к попавшему в окрудение и плен Леониду Оболенскому. Что, кстати, истиная правда — не секрет, что после освобождения советскими войсками Молдавии будущий челябинец получил семь лет лагерей (статья 54/16 «Измена Родине»)/а потом еще был сослан. Через мясорубку проверок СМЕРШа должны были пройти миллионы наших соотечественников. И пленных, и просто проживавших на оккупированных территориях людей, можно сказать, автоматически отправляли в ГУЛАГ, не особенно вникая при этом в реальную вину несчастных. Разговор короткий: был за линией фронта без задания командования? Пожалуйте в лагерь, потому как честные советские люди либо отступали, либо умирали, но в плен не поадали. Время такое было, суровое и жестокое…

 

Поэтому прозвучавшие из уст Анатолия Бароненко слова «предатель» и «изменник Родины», относившиеся лично к Леониду Оболенскому, требуют пояснения.. Законодатель от Копейского округа, обвиняя ушедшего человека в таких страшных преступлениях, как измена Роидне и пособничество врагу, должен обладать неоспоримыми доказательствами вины Оболенского. Иначе вообще не имело смысла поднимать такой вопрос ни в ЗСО, ни в каком-либо другом месте. Что представил Бароненко?

 

Насколько известно, ничего. Кроме, разумеется, своего взгляда на историю войны, из-за наличия коммунистической идеологии, кстати, не слишком объективного. Или у него появились данные, мимо которых прошли в свое время даже смершевцы? Тогда где они и почему не были представлены на суд коллег и присутствующих? Эти вопросы останутся на совести Анатолия Сергеевича. Все-таки обвинения без ккаой-либо доказательной базы — тяжкий грех. Или, выражаясь юридическим языком, клевета и ложь.

 

 

Денис Лузин
«Вечерний Челябинск» № 39(9452),
4.03.2002


Комментарий общественного директора музея-квартиры народного артиста РФ Л.Л.Оболенского Тамары Мордасовой:

 

— Анатолий Бароненко хотел выяснить, на какие деньги прооводится кинофестиваль «Новое кино России» и почему он посвящен памяти Леонида Оболенского, который «занимался вопросами антирусской и антисоветской, пронемецкой пропаганды». И он ссылается как на источник этой информации на устное разъяснение начальника Управления ФСБ Челябинской области.

Возможно, это разговор между Бароненко и начальником ФСБ был. Но какова же тогда степень ответственности за произнесенный тем и другим отнюдь не досужий текст?В год открытия мемориального музея-квартиры Л.Л.Оболенского в Челябинске областным общественным фондом культуры, чьим структурным подразделением является музей, был сделан запрос в ФСБ Челябинской области. В ответном письме от 22.06.99 г. № 10/41 сказано: «Управление ФСБ России по Челябинской области документальными материалами в отношении Оболенского Л.Л. не располагает». С точки зрения гражданского права голословное заявление Бароненко квалифициируется как посягательство на честь и достоинство. С точки зрения христианской этики нарушена одна из десяти заповедей: «Не лжесвидетельствуй».

 

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 58 - 76 из 80

Покупая лицензионное ПО, мы избегаем нарушения законов. chelsoft.ru Использование нелицензионного программного обеспечения нарушает права производителя и наказывается административной и уголовной ответственностью практически во всех странах мира. Купить программы 1с для компьютера в Челябинске