• Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • green color
  • blue color
Member Area
You are here: Главная arrow пo дeлу Oбoлeнcкoгo
пo дeлу Oбoлeнcкoгo

Мифы и факты о жизни Оболенского

 

Вызов Сегодня, 22 декабря, впервые будут обнародованы факты биографии известного актера и режиссера Леонида Оболенского, о которых ходят противоречивые слухи. В 10 часов в Управлении ФСБ РФ по Челябинской области состоится презентация книги "Вызов", где опубликованы материалы следственного дела, заведенного военным трибуналом города Кишинева по обвинению Леонида Оболенского в измене Родине в годы Великой Отечественной войны. По материалами дела он добровольно сдался в плен, осуществил предательство, был на службе во власовской и фашистской разведке в качестве агента 1-Ц. Перед освобождением Молдавии советскими войсками скрылся в католическом монастыре.

 

Позднее был арестован, отбывал наказание и до сих пор не реабилитирован. Как сообщил один из авторов-составителей сборника "Вызов", главный редактор газеты "Танкоград", член Союза писателей России Сергей Алабжин, эта публикация в канун 60-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне призвана пресечь имеющиеся в последнее время попытки восхваления и возвеличивания предателя Родины. Речь не идет о перечеркивании заслуг Леонида Оболенского в кинематографе, собранный материал гораздо шире его фигуры и относится к моральному отношению современного человека к проблеме предательства. Сергей Алабжин, известный челябинский историк Игорь Непеин и другие авторы книги благодарят Управление ФСБ РФ по Челябинской области за возможность ознакомления и публикации материалов судебного дела Леонида Оболенского. Тираж книги совсем небольшой - пока 1000 экземпляров, - сообщает Урал-пресс-информ.

 

 

 

У верности одно лицо

ДВА МУЗЕЯ

Р›.Сычева «Сейчас немало моих сверстников, которые поклоняются Западу, мол, там все классно. А разве у нас не богатая история? Разве нам не за что любить нашу Родину? Прочитав книгу генерала Шкадова, я как бы заново открыл глаза на правду о Великой Отечественной. Вот она, настоящая история и правда о войне!»

 

Так говорил Антон Фабрисов, одиннадцатиклассник, когда в его родной школе, в музее 96-й танковой бригады имени Челябинского комсомола собрались учителя и одноклассники, герои-фронтовики Великой Отечественной, журналисты. Повод - выход в свет книги генерала Ивана Шкадова «А память нам покоя не дает» (газета «Танкоград», Челябинск, 2001).

Покойный генерал в войну командовал 96-й танковой бригадой, а после, будучи человеком очень скромным, категорически отказывался публиковать мемуары. Он жил по принципу: «Более быть, чем казаться». Обо всем этом узнали посетители музея 2-й железнодорожной школы Челябинска в тот памятный день... Так что эмоции Антона Фабрисова и его одноклассников - понятны и объяснимы.

 

Но есть в Челябинске музей еще одному «фронтовику» - Леониду Оболенскому. В это трудно поверить, но знаменитый уральский город, где в годы войны «Танкоград за горной синевою / Все гнал и гнал / И сплачивал в ряды / И танки, и «катюши» под Москвою», ныне оказался единственным в России местом, в котором увековечена память изменника родины. Артист Оболенский (мирная профессия!) и на фронте оказался лукавым артистом, а не защитником земли русской: он не воевал, а играл роль воюющего, приспосабливаясь в русском окопе и в немецкой камере, закладывая ближних, донося на невиновных. Об этом свидетельствуют документы его «героической биографии», взятые из архивов КГБ и ФСБ. В период «второй оттепели», то бишь «перестройки», военная прокуратура рассматривала заявление Челябинского отделения фонда культуры о реабилитации Леонида Оболенского, но оснований для оправдания военного преступника не нашла... Предавал. Подличал. Хитрил. Сотрудничал с фашистами и власовцами. Скрывался от правосудия. Отсидел десятьлет после войны по приговору военного трибунала. И - удостоился прижизненной славы: звания народного артиста. И - музея-квартиры после смерти. Мемориальной доски. Именного фестиваля «Новое кино России».

 

...Одно трудно представить: благодарных старшеклассников (вроде Антона Фабрисова), которые, посетив музей, искренне бы восхищались «героизмом» Оболенского. Юность - бескомпромиссна. Не терпит лжи. Потому память об Иване Шкадове берегут в школьном музее. А новый культурный символ Урала из Оболенского создают взрослые, состоявшиеся люди. И они знают, что делают.

В БАРАКАХ ГЛОБАЛИЗМА

В центре Челябинска, на главной площади города, возвышается памятник Ульянову-Ленину. Монумент давно уже потерял свое культовое значение. В выходные с утра до вечера вокруг памятника и на центральной аллее, которая к нему ведет, кучкуются школьники, студенты. Все как один с бутылками, с жестяными банками. Пиво. Коктейли. «Слабоалкогольные напитки». Сигареты, окурки, семечковая шелуха, обертки от «Сникерсов», соленых орешков... Мусор жизни.

 

Если пройти медленно, прислушиваясь к словам подростков, молодежи, вызывающе накрашенных девушек, становится очень грустно. Тридцатисловный запас. Нервность. Крики. Иногда — мат. В общем, такое чувство, что находишься в бараке.

В «железных» городах Урала (да и одного ли Урала!) обитатели бараков когда-то отдали все тепло своих рук и сердец металлу, заводу, станкам. Общему делу, светлому будущему. Барак - начало чуть ли не всех уральских заводов и шахт, средоточие духа бедности, коммуны и коллективизма. «Урал - опорный край державы...» Без общего тяжелого труда, без открытости и умения «вкалывать» не было бы того, военного Урала, который помог нашей стране выстоять в войне против Германии. Подумать только: за шесть месяцев войны на голой площадке вырос крупнейший в Европе электросталеплавильный цех Бакальского (позднее переименованного в Челябинский) металлургического завода! А ведь в мирное время такое строительство заняло бы не менее чем два года! Вот уж воистину, как в песне: «Дни и ночи у мартеновских печей / Не смыкала наша Родина очей...» Эту истину подтверждает челябинский поэт Анатолий Головин в своих стихах о Танкограде:

 

Ночи — ярые дни. Дни - бессонные ночи. И цеха не достроены: Стены и пол. Но стоят за станками Бригады рабочих,

И детали на сборку Дает комсомол...

 

Обитатели нынешних «виртуальных» бараков - дети, юношество - часто в смятении. Если уж взрослые не знают, как и для чего жить, то чего же спрашивать с них?! Жильцы этих «общежитий для бедных» обворованы прежде всего духовно. Эпоха «большого хапка» увела из народной собственности нефтяные и газовые месторождения, заводы-гиганты, леса и земли, а главное - идеалы. Веру в себя. В свою страну. В будущее.

 

Наш народ снова оказался в «бараках», и задача правящего класса дать мужающему юношеству «установку» на вечное плебейское пребывание в круге примитивного потребления и времяпровождения. В торгашеской цивилизации словосочетание «Честь имею!» все чаще подменяется иным: «Деньги имею!» И тогда жизнь большинства становится еще беднее - у народа отнимают право на красоту, право на подвиг, историю, национальный порыв, патриотизм и, в конечном счете, право на завтрашний день.

 

Один из ведущих идеологов образовательной реформы в России, ректор государственного университета Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов недавно заявил следующее: «Наше общество нуждается в консолидации. Но на каком поле его консолидировать? На «национал-патриотическом воспитании», которым занимаются иные школы? Это не тот путь. Более всего наше общество нуждается в социальных скрепах. Образование должно учить общество с холодной головой анализировать складывающуюся экономическую ситуацию, а не поить его «шампанским патриотизма». Образование не может консолидировать общество через риторику, ведя дискуссии о том, кто выиграл Вторую мировую войну: американцы или СССР».

 

...Леонид Оболенский с «холодной головой» анализировал складывающуюся вокруг него ситуацию. Когда его полк в октябре 1941 года был разбит немцами, он заранее (готовясь к плену) закопал винтовку. «Шампанское патриотизма» не ударило ему в голову, и по большому счету, ему, наверное, было все равно, кто победит в той войне - главное, сохранить свою жизнь. Любой ценой. Даже ценой предательства.

 

Вот она, «корневая идея» современной западной цивилизации - жизнь любой ценой! Те, кто возвышал Оболенского, раздувал его имя, «судьбу и творчество», шли как бы в русле «главной мировой тенденции» - патриотизм ничто, государство - ничто, идеалы - ничто, а все - только твое «эго», твое право на жизнь по законам социал-дарвинизма, где прав тот, у кого больше прав.

 

Но даже «барачная» молодежь, воспитанная под рекламное улюлюканье: «Бери от жизни все!», такую модель поведения посчитала для себя оскорбительной. Недавно бывший скинхед, а ныне молодой писатель Дмитрий Нестеров написал книгу «Скины: Русь пробуждается». Своего рода манифест обворованного поколения. В нем молодой человек по кличке Квас, главный герой романа, утверждает: «... фашизм - это круто! Потому что культивируются здоровые вещи - храбрость, любовь, личность. Это ваша дерьмократия стоит только на дураках, ворах, педерастах, наркотиках и предателях».

Грубо? Но что дали «победители-приватизаторы» подрастающему поколению? Вместо героев «Молодой гвардии» - молодых реформаторов. Олег Кошевой, Ульяна Громова, Сергей Тюленев - и Чубайс, Кириенко, Гайдар?! Зоя Космодемьянская - и Хакамада с Новодворской?! Муса Джалиль - и Леонид Оболенский?!.

 

Глобальная подмена - добра на зло, подвига на подлость, верности на предательство. И кажется, будто солнце человечности, солнце России закатилось навсегда. Это не так. Надежда есть всегда, даже когда И в звездных сумерках природы Мне утоленья не найти. А ветер грома и свободы Кого-то ищет на пути*.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС

Грустная наша Россия!.. Она, даже обворованная, униженная, загаженная, все еще очень и очень сильна!.. И сила эта, которой удивляешься, вроде бы берется, возникает «ниоткуда».

Наталья Цуканова, учительница русского языка и литературы из поселка Горный Зейского района Амурской области, изучала с шестиклассниками рассказ Платонова «Корова», где главный герой пишет школьное сочинение на тему: «Как я буду жить и работать, чтобы принести пользу нашей Родине». Учительница предложила своим ребятам написать подобное сочинение. Можно ли остаться равнодушным, читая отрывки из этих работ?!

 

Люба Третьякова:

«Многие бы сказали: «Да зачем нам эта Родина? Зачем ей помогать, пусть другие помогают». Да, но ведь это неправильно. Я бы решила так. Даже в нашем возрасте мы уже можем хоть немного помочь нашей Родине. Прежде всего мы должны хорошо учиться в школе, чтобы быть образованными людьми. После школы надо поступать в разные техникумы, институты, колледжи. Выучившись в одном из них, мы получим образование. Получим профессию. Человек, который работает, зарабатывает себе на жизнь, занимается общественным трудом, - это тот человек, который приносит очень большую пользу Родине».

Стихотворение В Сорокина.

 

Вика Узлова:

«Я хочу вырасти и стать милиционером. Сейчас часто подкупают милицию крупными деньгами. Но есть милиционеры, которые не подкупаются, вот я и хочу стать таким человеком, хочу принести Родине большую пользу, то есть поймать множество бандитов и воров...»

Саша Дума:

«Каждый человек, который любит свою страну, должен приносить ей пользу. Когда я вырасту, я хочу поступить в институт, ведь, чтобы много знать, нужны знания. Я хочу стать автогонщиком и создать новые модели машин, чтобы они были известны на весь мир. Хочу побеждать в автогонках, чтобы при награждении лидера звучал Российский гимн. Если каждый человек принесет своей стране пользу или прославит ее, то наша страна Россия будет самой сильной державой на всей планете».

Саша Аргеменко:

«Когда я вырасту, то стану продавцом в магазине. Буду помогать людям - не наценять товары, а делать скидку, чтобы люди могли купить все, что они хотят...»

 

Алеша Метлицкий:

«Я буду жить так, чтобы не причинять вред природе. Когда я вырасту, я пойду работать экологом, буду охранять леса, моря, лужайки и буду призывать людей, чтобы они не губили природу. Если все люди будут губить ее, то наша Земля превратится в серую и бесплодную почву, а если не будут губить, а, наоборот, охранять, то Земля будет как цветник...»

 

Андрей Овчинников:

«Когда я вырасту, я буду шофером, кроме того, у меня будет хозяйство. Молоко и мясо я буду отдавать в школы и детские сады. На машине буду возить уголь и дрова в кочегарку, и мой труд будет обогревать людей».

 

Андрей Гавриленко:

«Как я буду жить и приносить пользу Родине, я еще не знаю. Во-первых, мне надо закончить школу, отслужить в армии, закончить какое-нибудь заведение. Вообще я хочу стать геологом, чтобы везде ездить, искать полезные ископаемые, которые важны для нашей страны. И обязательно работать честно...»

 

Ира Плешакова:

«Когда я вырасту, то стану учителем физкультуры и буду обучать детей гимнастике, чтобы они были смелыми, сильными и спортивными. И когда они тоже вырастут, то пускай станут машинистами, учителями, проводниками и пускай приносят пользу нашей Родине».

 

Ира Приходько:

«Когда я вырасту, то стану переводчиком, чтобы помогать общаться с другими странами. Это очень важная профессия, без переводчиков в стране не обойтись. Вот так я буду приносить пользу нашей Родине».

 

Юля Ильюкевич:

«Когда вырасту, я выучусь на профессора наук. Я буду много узнавать о нашей планете и буду вести записи. Буду изучать растения, из которых можно сделать лекарства от страшных болезней, таких, например, как чума или СПИД...»

Таня Черкашина:

 

«Я хочу закончить школу на все пятерки и поступить учиться на судью. Мне хочется защищать невинных людей от жестокости и сажать в тюрьму преступников и убийц. Мне очень хочется, чтобы в нашей стране восторжествовала справедливость, чтобы люди никогда не были злыми и жадными. Я хочу, чтобы мы жили спокойно и мирно».

И этим детям, этим святым душам - в пример для подражания жизнь Оболенского?! Каким же все-таки надо обладать безграничным духовным цинизмом, глухотой и слепотой, какой жестокостью, чтобы навязывать мир изворотливого, слабого, ловкого человека как образец «сложности судьбы» и «творческого поведения»!.. И как различается мир, который мечтают построить наши дети, с тем местом в «бараках глобализма», который им уже уготовила наша торгашеская «элита», так называемый «правящий класс»!..

 

Главный вопрос: что же должны делать не потерявшие совесть взрослые, чтобы жизнь их продлилась в осуществленной мечте детей?!

ЗАЧЕМ ЖИТЬ?

Зачем юная и красивая Зоя Космодемьянская шагнула под фашистскую виселицу? Неужели ей жить надоело, ведь она даже не успела влюбиться, даже не спеленала ребеночка, кроткости и подвижничества материнского не испытала, а шагнула в черную бездну смерти, зачем?

 

А затем, что иволга свою лесную округу нежностью и трепетом голоса тревожит, радует, веселит и нас, горьких или счастливых, своей верностью врачует и укрепляет:

 

Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари.

 

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло. Только мне не плачется - на душе светло.

 

Свет - ты здесь рожден. Свет - твои деды и прадеды лежат здесь. Свет - мама твоя в поле цветы собирала здесь. И тебе самой или тебе самому кукушка годы насчитывает здесь. Расти. Живи. Действуй. Помогай отчему краю и работящим людям, соседят твоим: это и есть призвание, талант, судьба, Родина!..

 

...Анатолий Чубайс, государственный человек, бывший вице-премьер, а ныне главный энергетик, однажды высказался: «Подумаешь, вымрут 30 миллионов. Значит, они не вписались в рыночные реформы».

А в ноябре 1941 года Геринг говорил министру иностранных дел Италии графу Чиано: «В этом году в России умрет от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдет; ведь некоторые народы необходимо сокращать».

 

И мы, взрослые, нынче терпим Чубайса, как и других людоедов. Внутренний фашизм в сто крат опасней внешнего нашествия. Не зря же Горбачева называют «лучшим немцем» — как же, он смог то, на чем споткнулся Гитлер! Правда, и нам победа дорогого стала - нужно прийти в Центральный музей Великой Отечественной, что на Поклонной горе, и у раскрытых Книг памяти ужаснуться: Смоленская область - 200 тысяч, Орловская - 210 тысяч, Брянская - 230 тысяч, и далее, далее... Наши мужчины - под обелисками, в братских могилах и неизвестных захоронениях. Имам Хомейни, лидер Иранской революции, писал в «Персидских письмах»: «Народ, численность которого падает ниже известного уровня, прозябает мотом в том же положении, а если паче чаяния и возродится, то для этого нужны века». А наш современник Владимир Базарный, ученый, который пытается в меру своих сил и возможностей сохранить, сберечь народ, спасти детей, утверждает: «Беда ожидает тот народ, ту цивилизацию, которая перестанет воспитывать мужество у своих мальчиков. В среде этого народа поселяется страх, парализуется воля, растет хаос в духовной сфере. Без мужчин - нет народа...» Да, пришла беда великая, и мы не воспитываем мужество у наших мальчиков, не поим их «шампанским патриотизма», мы учим их ~ на примере судьбы Оболенского - быть конформистами и приспобленцами, а если потребуют обстоятельства - то и предателями. Человек не станет победителем, не помогут ему дзюдо и боевые искусства, если дух его сломлен. А ведь патриотизм — это всего лишь чувство. И любовь — чувство. И нежность - чувство. И родство - чувст-во. А чувство -материя тонкая, ее, вроде бы, и не сочтешь. Чувство - это не ядерные боеголовки, не атомные крейсеры, не запасы нефти и золота, алмазов и руд. Чувство - это ж не сила и не деньги! Но если чувство убито, все - мертво. Убито в женщине чувство любви, материнства - и у нас сотни тысяч (!) брошенных детей - это ведь даже вымолвить страшно! Убито в мужчине чувство любви, ответственности - и у нас целые села, города тонут в алкогольной реке. Убито в государственном человеке, чиновнике, чувство чести, милосердия, порядочности - и у нас рождаются реформы, ради которых не то что слезинки ребенка, 30 миллионов не жалко. Бесчувственность -страшная беда России.

 

А транслятором, выразителем, «усилителем» чувства всегда было слово. Слово не терпит лжи, а за каждую навязанную ложь слово мстит умерщвлением чувства. Когда бесчувственные люди владеют СМИ, устраивают по своему произволу «культурную политику», нравственных преград для них нет, и тогда мы видим и невольно впитываем в свои души пошлую рекламу, уродливые лица комментаторов, малохудожественные, построенные на примитивных животных инстинктах, фильмы. Вера, религиозность во все времена были гигантскими «хранилищами» для нравственного чувства целых наций. «Золотой запас» этот в советскую эпоху практически уничтожен. Для обескровленного русского слова почти не осталось «родников». Но они есть. Урал — родина Людмилы Татьяничевой и Бориса Ручьева, Михаила Львова и Владилена Машковцева, Владимира Суслова, Николая Воронова, Зои Прокопьевой, Кима Макарова, Рустама Валеева, Анатолия Белозерцева, Геннадия Комарова и многих, многих подвижников слова, для которых понятия «талант» и «предательство» никогда не будут в одном ряду. Лицо уральца в мире - лицо воина, лицо мастера, лицо победителя. Будем надеяться, что таким оно и останется в будущем. Поэт Валентин Сорокин, знаменитый уралец, пишет: «Село мое, Зилаир мой! Урал мой! Леса и озера мои соловьиные! Я люблю вас. Я помню вас. Я служу вам. Я воспеваю вас, родные мои...» И дальше: «Хватит нас унижать! Пора нам, русским, на яд отвечать пощечиной, а на улыбку улыбкой, не ждать защитника, защищать себя самим!» Да, именно так. Жизнь, огромная и мгновенная, ты нужна нам, чтобы защитить то, что дороже самой жизни - свет души. Свет родины. И плач глухаря и иволги, на который откликается наше сердце, обманываясь такой красивой и такой несбыточной жизнью...

 


Лидия Сычева
Июнь 2004

 

 

Блеф. Ещё раз про Оболенского? Ещё столько раз,сколько понадобится.

На прошлой неделе в распоряжении редакции газеты "Медиа-ЛидеР" оказался уникальный набор материалов, имеющих отношение к так называемому "делу Оболенского". Впервые обозреватель культуры еженедельника получил возможность ознакомиться с копиями документов в достаточно полном объеме. Тщательное и беспристрастное их прочтение убеждает, что Оболенский предателем не был. Более того, опубликование всех этих текстов без умолчаний и купюр, буде оно состоится, убийственно для репутации Непеина и Со.

 

Правду говорить легко и приятно.


М. Булгаков, "Мастер и Маргарита"

 

Если там, в этих документах, есть место
подлогу или неправильной информации,
то тогда настойчивые просьбы
о реабилитации вполне возможны, даже нужны.


И. Непеин, "Шкура"

 

1. Автор очерка "Шкура" всерьез полагает - материалы допросов Оболенского, датированные 1945 г., достоверны. Ведь на каждом листе стоит подпись допрашиваемого, который много позже признался: "На предварительном следствии незаконных методов ведения следствия по отношению ко мне не применялось. Каким-либо физическим воздействиям в ходе следствия я не подвергался".

 

Зададим себе "детский вопрос": зачем же в таком случае понадобилось проводить дополнительный допрос Леонида Леонидовича в 1989 г.?

 

Ответ на этот вопрос содержится в документе, который Непеиным нигде не упоминается. Это "Постановление о возобновлении следствия по вновь открывшимся обстоятельствам", датированное 10 февраля 1989 г. и подписанное старшим помощником военного прокурора ОдВО полковником юстиции Семеновым.

 

Публикация или цитирование этого "Постановления" невыгодны Непеину. В нем полковник юстиции, вследствие, надо полагать, значительно меньшей, чем у челябинского историка, квалификации, утверждает:

"Приговор суда основан только на признательных показаниях самого осужденного, однако они полно и всесторонне не проверены".

И далее перечисляет следственные действия, которые необходимо в связи с этим выполнить.

Их семь. Выполнены далеко не все.

 

Это легко прочитывается в "Постановлении об отказе в принесении протеста" от 13 сентября 1989 г., утвержденном Главным военным прокурором А.Ф. Катусевым.

 

Данный документ цитируется Непеиным, но очень избирательно. Для историка важно, что в принесении протеста было отказано, для меня важно другое - на каком основании?

 

Цитирую:

"Оболенский, как в ходе предварительного следствия, так и в суде, виновным себя полностью признал и подтвердил изложенные выше обстоятельства измены им Родины (так в тексте. - Д.К.).

 

(...) Эти же свои показания он подтвердил и в процессе дополнительного расследования дела в 1989 г."

То есть Катусев и Непеин солидарны в своем доверии следствию 1945 года.

 

А теперь, как любит говорить один писатель-юморист, "держитесь за кресла, а то упадете".

 

Сам же Непеин, чтобы доказать хамелеонскую сущность Оболенского, обильно цитирует последние страницы протокола от 12 апреля 1989 г. И читатель может сам убедиться, что во время повторного допроса Оболенский последовательно отрицает свои прежние показания.

 

Странно, что Катусев верит "признательным показаниям" - основному источнику всех последующих претензий к артисту.

Странно, что Непеин не замечает вопиющей противоречивости своего текста.

 

Так все-таки: подтвердил Оболенский свои показания в процессе дополнительного расследования дела или, как пишет автор очерка, "он полностью отрицал все показания, данные в 1945 году"? Противоположные утверждения не могут одновременно быть истинными. Что-нибудь одно, пожалуйста.

 

2. Скорее всего, мы не узнаем, кто, когда и с какой целью исказил результаты допроса и почему не были выполнены все предписанные Семеновым следственные действия. Задним числом предположить можно все, что угодно: "глухой телефон", ложно понятую честь мундира, элементарную лень, коррупцию.

 

Я, например, предполагаю, что чиновники в военной форме не хотели создавать прецедент. Если большая часть нашего общества до сих пор убеждена, что лучшее лекарство от преступности - смертная казнь, то кто захочет разбираться в конкретных особенностях сотрудничества конкретного человека с оккупационными властями? И если бы офицеры Одесского военного округа оправдали Оболенского, их просто не поняли бы.

 

3. За 15 неполных лет, прошедших со времени отказа в реабилитации, многое изменилось. Умер Оболенский, распался Советский Союз, Украина и Молдавия стали чужими государствами, огромное количество бумаг, связанных с 30-50-ми годами прошлого века, было уничтожено в дни путча 1991 г., вряд ли живы те люди, которых в качестве свидетелей по делу рекомендовал допросить полковник юстиции Семенов.

 

Ситуация, можно сказать, патовая: из-за недостаточности (не важно: образовавшейся естественно или искусственно созданной чиновниками) информации ни опровергнуть, ни подтвердить факт предательства невозможно.

 

И все-таки ничья в этой игре - лишь кажущаяся. У защитников доброго имени Оболенского есть мощное оружие - юридическое.

 

Принцип презумпции невиновности, который на прошлой неделе отменили в Китае и согласно которому подсудимый считается невиновным до тех пор, пока его вина не доказана в установленном законом порядке, у нас в России - тьфу-тьфу! - пока еще действует. Одесские обвинители не справились со своей задачей, их отказ в реабилитации основывается лишь на устаревших "признательных показаниях самого осужденного".

 

И второе положение, автоматически вытекающее из первого. Согласно статье 49 Конституции РФ, "неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого". Чтобы их устранить в случае с Оболенским, очевидно, потребуется новое расследование, но этим должны заниматься профессионалы, а не полуграмотные публицисты, пишущие на исторические темы.

 

4. Еще одно забавное противоречие - до кучи, что называется.

В чем видит главную вину Оболенского челябинский историк? "ВОТ ЭТО-ТО И СЛУЖИТ ПРИЧИНОЙ, ПО КОТОРОЙ НЕТ И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВОЗМОЖНОСТИ РЕАБИЛИТИРОВАТЬ ОБОЛЕНСКОГО - СОТРУДНИЧЕСТВО С ФАШИСТСКОЙ РАЗВЕДКОЙ. Эта причина проходит во всех отказах Челябинскому фонду культуры в просьбах реабилитировать предателя".

Хорошо, замечательно, как любит выражаться автор очерка. Возвращаемся к утвержденному Катусевым "Постановлению об отказе в принесении протеста", которое Непеин обожает цитировать. Избирательно, заметьте.

 

Итак, слово Катусеву:

 

"Что же касается сотрудничества Оболенского с офицером РОА Яруцким и разведывательным отделом 1-Ц 306 немецкой ПД, то следует признать, что суд признал его виновным в этом без достаточных на то оснований, поскольку согласно сведениям, полученным из архивных учреждений, Оболенский как агент немецких разведывательных органов не проходит".

Немая сцена. Все встают и молча уходят.

 

5. Но Катусев, как мы помним, подписал отказ в реабилитации. Значит, Оболенский виновен. В чем же конкретно?

В предыдущем абзаце "Постановления" есть и ответ: "Добровольно служил в ветеринарной роте 306 немецкой пехотной дивизии, в качестве добровольного помощника ("хиви"), чем совершил переход на сторону противника (выделено мной. - Д.К.) - измену Родине.

 

Но, видимо, работа Оболенского конюхом и завхозом в ветеринарной команде, "которая занималась тем, что передвигаясь по расположениям (так в тексте. - Д. К.) частей занималась лечением лошадей" (лист 6 из протокола допроса от 12 апреля 1989 г.), показалась Непеину слишком пресной, и он "утяжелил" вину артиста. Чтоб было интересней.

Как мне после этого прикажете относиться к якобы имевшим место 100 донесениям Оболенского о настроениях на "хиви"? Да, наверное, так же, как к "11 чемоданам компромата" Руцкого, если кто-то еще помнит такого.

 

6. И последнее. Из "Постановления", утвержденного Катусевым, следует, что Оболенский оказался в плену в октябре 1941 г., а "в феврале 1943 г. добровольно поступил на службу в ветеринарную роту". Задайте себе неизбежный вопрос: а чем же занимался Оболенский до ветеринарной роты? Вы не найдете полноценного ответа ни в одном документе, за исключением протокола допроса от 12 апреля 1989 г.

 

Оболенский утверждает (на первых семи протокольных страницах, которые историк не очень любит цитировать): "меня в числе других военнопленных привезли в г. Ельне, а оттуда поездом в г. Мосбург, в Германии, недалеко от Мюнхена. Там нас поместили в лагерь для военнопленных. В этом лагере я находился до осени 1943 года". Кстати, он был занят подневольным трудом в сельском хозяйстве и идеально подпадает в ту категорию военнопленных, которая, по мнению А. В. Кожейкина, подлежит безусловному прощению.

 

Осенью (а не в феврале) 1943 года он "согласился быть зачисленным в эту команду (занимавшуюся ремонтом автомобильной техники. - Д.К.) потому, что хотел во что бы то ни стало попасть на свою Родину". Всего добровольный ополченец Оболенский-Судейкин Леонид Леонидович совершил три попытки побега от немцев, да еще и простодушно "настучал" на самого себя в Кишиневские органы внутренних дел.

Но это уже совсем другая история, которую, при случае, я обязательно расскажу.

 

7. А не подать ли мне в суд на вдохновенного сочинителя Игоря Непеина за диффамацию? Если Кожейкин поморщится: "Опять иностранное слово!", объясняю: "Диффамация - публичное распространение сведений (действительных или мнимых), позорящих кого-либо" (Современный словарь иностранных слов", 1992, с. 208).

И ведь выиграю процесс!

 

Дмитрий Кондрашов
20.05.2004

 

 

Фазы предательства или Был предатель, а теперь ... коллаборационист

Рђ.Кожейкин "О мертвых либо хорошо, либо ничего", - говорили древние, и я полностью с этим согласен. Были примеры, когда этому мудрому девизу следовали так же адекватно, не упоминая абсолютно ничего об усопших, не вполне положительных людях. Но когда в честь таких людей создаются музеи и организуются кинофестивали, им посвященные, возникает недоуменное желание все-таки высказаться. И прежде всего выступить за то, чтобы неукоснительно следовать этому изречению хотя бы в интересах подрастающих поколений.

 

Речь идeт о статье Д.Кондрашова в газете "Медиа-Лидер", в которой он по принципу "А сам то ты кто такой?" сначала разбирается, а кто такой, собственно, историк Игорь Непеин, посмевший назвать вещи своими именами, с кем он дружит, а с кем у него не сложились отношения. Потом Д.Кондрашов, в очередной раз поражая читателей широтой познаний, отважно залезает в дебри энциклопедических знаний, вводя применительно к новой ситуации ряд весьма интересных, хотя и не новых понятий. По Д.Кондрашову, добровольно сотрудничавший на протяжении длительного времени с врагом Леонид Оболенский, предатель не настоящий. Совсем, нет. Если следовать логике Д. Кондрашова, предатели имеют разную степень предательства. И Л.Оболенский - предатель, можно сказать, так себе. Слабенький, по злой воле чудовищно сложившихся обстоятельств, а в остальном "гражданин хороший", честный и добропорядочный или, по подкреплeнному ссылкой на научные источники, заключению Д. Кондрашова, он теперь - коллаборационист. И не вздумайте смеяться над этим!

 

 

"Не трать время! Предатель - он и есть предатель, как бы его не называли и не обеляли" - так высказался фронтовик, член Союза писателей России и известный поэт Анатолий Дмитриевич Головин, когда узнал о том, что я собрался вместо продолжения работы над одним важным издательским проектом сесть за написание этой заметки. Но не давало покоя одно важное обстоятельство. Я недоумеваю ещe и потому, что не могу припомнить за Л. Оболенским интересных и запоминающихся ролей положительных героев, интересных в масштабе всей страны. Разумеется, за годы своей длинной кинематографической карьеры он понемногу от ролей типа "Кушать подано" перешeл к типажам благородных господ, и эти отнюдь не главные роли стали его своеобразной визитной карточкой. Хотя и ролей-то таких было не так уж много, чтобы можно было всерьeз говорить о выдающейся роли Л.Оболенского в развитии отечественного кинематографа. Другое дело - наш настоящий земляк - С.А. Герасимов.

 

Справедливости ради надо заметить, некоторые "защитники доброго имени" актeра утверждали, что ему не давали главных ролей столичные режиссeры, всячески зажимая его. И делали это под давлением ненавидевших предателя актeров-фронтовиков, режиссеров и сценаристов, авторитетных деятелей культуры, которых в послевоенные десятилетия было в обеих столицах предостаточно. Их список занял бы более половины страницы. Он и осел поэтому в Миассе.

 

Это что получается? Выходит, этот человек осчастливил нашу южноуральскую землю своим присутствием как раз благодаря своему предательству и последующему гонению. Сомневаюсь, что он решился сменить столицу на Урал добровольно.

 

Но главный и самый интересный вопрос заключается в ином. В плен попадали многие наши военнослужащие. И под дулом автомата работали на врага, рыли окопы, работали на германских оборонных предприятиях и сельскохозяйственных объектах, выполняя самую тяжeлую и грязную, самую неквалифицированную работу. Они были в плену, но ни у кого язык не повернeтся назвать их предателями. Потому, что предательство Л. Оболенского совсем другого порядка - предательство не столько физического подчинения под страхом смерти, а предательство души. Как доказано материалами следствия, он активно и длительно работал на врага, привлекая весь свой творческий потенциал и актeрский опыт, хотя, разумеется, мог этого и не делать. Но, как признавался при жизни упомянутый коллаборационист, "я очень хотел жить". И, вероятно, не очень хотел работать физически. То есть желал выделиться из среды таких же узников и, выражаясь современной терминологией, не только элементарно выжить физически, но и наиболее выгодно продать свою актeрскую профессию, определeнный опыт и знания.

 

Может быть, ещe и поэтому в своe время ни один режиссeр не дал этому актeру ни роль Павки Корчагина, ни роль Робин Гуда. Лицедейство лицедейством, но, думаю, невозможно слабому духом человеку создавать на экране образы людей сильных, смелых и мужественных. И, чтобы (по Станиславскому) все по-настоящему поверили, Л. Оболенский мог хорошо сыграть лишь одну главную роль. Нет, пожалуй, две. Роль предателя и роль коллаборациониста.

 

Хотя не один ли чeрт!

 

Александр Кожейкин

10.05.2005

 

 

Кричащий патриотизм

В газете «Танкоград», № 5, за март 2004 года опубликована статья Игоря Непеина «Шкура» (Следственное дело Л.Л. Оболенского из архива ФСБ/КГБ)». Статья огромная (и обещают продолжение) и почти пустая: всем, кто интересуется Л.Л. Оболенским, а тем более тем, кто защищает его, прикрывает свои дела его именем, давно известно о поведении его на войне (см. хотя бы газеты «Челябинский рабочий» № 184 от 4.10.02, № 187 от 9.1 0.02, «Труд-7» № 43 от 14-20.03.02). И.Н. грозится рассказать всю правду о предателе, изменнике Родины. Зачем? Оболенский давно умер. Чтобы пристыдить, испугать потенциальных предателей? Увы! У них, похоже, крепкие нервы и своя мораль. И.Н. верно замечает: «...за всеми этими знаками «любви» и поклонения стоят конкретные люди». О них бы и говорить, пояснить бы, что это за поклонники, какую веру, идеологию исповедуют, чему научились у своего кумира, чем опасны для народа. О них автор не пишет, да и он, похоже, не знает их по существу.

 

«Да не могу я спокойно об этом ни писать, ни говорить», - гордится своим неравнодушием и патриотизмом И.Н. и призывает к «ненависти ко всякого рода отрепью человечества: изменникам, предателям». Да, ненависть справедливая бывает необходима, как боевая добавка к добру. Непременным условием применения ненависти является четкое знание врага, его идеологии. В угаре ненависти, озлобления и безликого патриотизма И.Н. негодует, проклинает неофашизм, общим чохом интеллигенцию, С. Разина, Е. Пугачева, герценов, Чернышевских... — все походя свалены в одну проклинаемую кучу. Сложнейшие явления упрощены до примитива, грубо, невежественно и не к месту. И.Н. ослеплен своей правотой, всю вину за беды валит на «отсутствие ненависти». А ненависти в мире избыток! Не хватает культуры, политграмоты, мужества размышлять.

 

Надо осуждать и наказывать за предательство на войне. Но есть еще большее зло - измена идеологическая в мирное время, предательство идеалов добра, справедливости. Мир захлестывают войны безыдейности, всеядности идей, приспособленчества вместо борьбы.

 

В 10-ю годовщину со дня смерти Оболенского в Миассе приехали из Челябинска поклонники его таланта. Состоялся с ними разговор: они уже знали о его измене Родине, но это их не смущало. Вывод был спокойный до цинизма: «А почему человек не должен иметь права спасать свою жизнь любыми способами?!». Дикость для патриота! Увы! Это настрой не только названных поклонников, народ развращен и принял, усвоил правило: легче приспособиться, чем бороться за свои права. Попробуйте сунуться к ним со своей моралью! Нужны умные, мудрые слова, мысли и умелые действия. Во всяком случае, не надо впадать в крайности, в озлобление и писать нелепости, подобные такому: «...предатель Родины,., а по совместительству еще и народный артист...» Такое ерничанье неуместно: Л.Л. Оболенский был действительно талантливым артистом, создавшим прекрасные положительные образы, по которым можно учиться нравственности. Недаром любители «общечеловеческих ценностей» подняли его на свое знамя. Парадокс состоит в том, что люди, зрители восхваляют артиста за его игру, не обращая внимания на его «бытовые» пороки. Явление типичное: зрелище становится дороже, милее хлеба (при наличии хлеба).

 

Еще заскок «патриота» на уровне мракобесия, фашизма: «Портрет, который в фонде культуры, сжечь, что я и предлагал давно». А как быть с книгами, журналами, в которых есть портреты кумира, с многотысячными фотографиями в архивах поклонников?! Понятен гнев патриота, но понятно и то, что этот гнев,- ненависть от бессилия, от непонимания сложности происходящего и от упрощения способов убеждения, воспитания, борьбы (ненавидеть, закрывать, жечь - С. Разин XXI века!). Идет жестокая борьба идеологий! Ругань, даже обличения - слабое средство. Необходимо вырабатывать оптимальную идеологию народа и убеждать, как бы это сложно не было.

 

Я не защищаю пороки Оболенского. Считаю, что недопустимо было создавать музей, присваивать звание народного артиста изменнику Родины, даже и талантливому артисту, называть кинофестиваль его именем. Понятно, что это перегибы совершившего переворот режима, способы уничтожения прошлого и самоутверждения власти новой. Для честного, думающего человека при оценке деятелей неизбежен выбор оценки: талант, художник или нравственность. Гражданин? Талант, изощренность ума нередко ведут к тупикам индивидуализма, ум Гражданина обычно попроще, но он верен в выборе истинного пути.

 

Сейчас много кричат о патриотизме. Надо тщательно разбираться, в чем он состоит, каковы цели патриотов, в том числе и самого автора. И.Н. клянется в любви к Родине. Его пристрастное негодование невольно вынуждает спросить: к какой Родине? К СССР, РФ или «Российской империи»? Нет ответа. Не предал ли И.Н. идеалы своих родителей, которые сражались на войне за советскую власть? Кто И.Н. по идеологии? Похоже, монархист. Надо бы патриотам перед каждым выступлением четко обозначать свои взгляды, идеалы, идеологию.

 

Надо воспитывать патриотов, надо осуждать изменников, но не надо упрощать задачу: война, вероятность смерти - не шуточка! - всех поставит на свои места. Еще неизвестно, как бы повел себя И.Н. в бою. Презирать предателей, трусов могут только выстоявшие в боях войны. Остальные - осуждать, не подавать руки, не более. Это не оправдание предательства -это потребность выработки эффективного, действенного воспитания. Нельзя уходить от коварных вопросов-проблем.

Вместо подробного разоблачения Оболенского надо бы хорошо, верно разобраться, что творится под знаменем Оболенского. Но это уж иная, более важная и сложная тема и, похоже, имеющая очень слабое отношение к Л .Л. Оболенскому.

 

Александр Ушаков
из книги "Вызов", май 2004

 

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 39 - 57 из 80

Покупая лицензионное ПО, мы избегаем нарушения законов. chelsoft.ru Использование нелицензионного программного обеспечения нарушает права производителя и наказывается административной и уголовной ответственностью практически во всех странах мира. Купить программы 1с для компьютера в Челябинске